25 апреля 2024 года
Регистрация
№ 3 март 2024 — 13 марта 2024

Макроэкономические тенденции в России и вызовы на среднесрочную перспективу

Версия для печати 1329 Материалы по теме
Макроэкономические тенденции в России и вызовы на среднесрочную перспективу

В течение почти двух лет российская экономика находится под мощным санкционным давлением, которое накладывает значительные ограничения на макроэкономическую динамику. Общее количество введенных в отношении России странами коллективного Запада санкций уже превысило 17,5 тысячи. Они затрагивают сферы внешней торговли, финансов, транспорта и включают широкий спектр мер: от прямых запретов на экспорт и импорт отдельных товаров, замораживания внешних активов, отключения российских банков от системы SWIFT до отсечения доступа к высокотехнологичным товарам.

Михаил Юрьевич Головнин, член-корреспондент РАН, директор Института экономики РАН, доктор экономических наук

Россия и санкции

Хотя наиболее жесткие санкции уже введены, продолжается принятие новых санкционных пакетов, в частности 12-го пакета со стороны ЕС в декабре 2023 года. Негативно сказывается на российской экономике и «добровольный» (напрямую не связанный с санкциями) уход из нее иностранных компаний и банков.

Тем не менее экономика России приспосабливается к санкционному шоку. Об этом свидетельствует существенно меньший, чем изначально ожидался, спад реального ВВП в 2022 году: 1,2%, по уточненным оценкам Росстата. В 2023 году возобновился экономический рост с относительно высокими по меркам последних лет темпами — по первым оценкам Росстата, прирост реального ВВП за год составил 3,6%.

Важную роль в формировании положительной динамики ВВП в 2023 году сыграли значительный рост инвестиций и увеличение реальных располагаемых доходов населения. Инвестиции в основной капитал за январь — сентябрь 2023 года по сравнению с соответствующим периодом 2022 года выросли на 10%. При этом существенную долю в инвестициях, как и в 2022 году, составляли средства государственного бюджета (около 15–17%). Реальные располагаемые доходы населения, по предварительной оценке Росстата, выросли в 2023 году на 5,4%, что привело к росту потребительского спроса (так, оборот розничной торговли увеличился на 6,4%).

В отраслевом разрезе довольно сложно выделить сектора, которые бы устойчиво развивались на всем протяжении последних двух лет. Так, например, добыча полезных ископаемых в 2022 году выросла на 1,5%, а в 2023 году во многом под воздействием санкционных ограничений снизилась на 1,3%. В обрабатывающей промышленности, наоборот, рост резко ускорился в 2023 году — до 7,5% за год при спаде в 2022 году на 1,3%.

Среди сфер обрабатывающей промышленности в прошлом году наиболее динамично развивались отрасли машиностроения, связанные с ВПК и пострадавшие в 2022 году от ухода из России иностранных компаний. А также отдельные отрасли, связанные с потребительским спросом (например, производство мебели). Устойчиво высокую положительную динамику демонстрировала на протяжении последних двух лет строительная отрасль: ввод в действие жилых домов вырос в 2022 году на 11%, а в 2023 году — на 7,5%. На подобную динамику повлияли программы льготной ипотеки.

Важную роль в той устойчивости, которую продемонстрировала рыночная экономика России перед лицом внешних санкционных шоков, сыграла ее адаптационная способность (налаживание новых внешнеторговых связей, развитие импортозамещающих производств), а также активная экономическая политика государства. Так, по оценкам Минфина России, совокупный фискальный импульс в 2022–2023 годах составил около 10% ВВП. Центральный банк России, хотя и повысил резко ключевую процентную ставку в конце февраля 2022 года до 20%, в первой половине апреля 2022 года начал ее снижение и ко второй половине сентября снизил до 7,5%. Это позволяло поддерживать до февраля 2023 года реальные процентные ставки по кредитам в отрицательной области. Темпы прироста кредитования банками реального сектора после снижения весной — летом 2022 года стали расти и довольно устойчиво увеличивались до середины 2023 года, достигнув отметки 20% в год. Однако в июле 2023 года Центральный банк вновь начал повышение ключевой ставки, что привело пусть и не к очень значительному, но замедлению кредитной динамики.

Кроме того, ограниченному воздействию санкционного давления на Россию (особенно в части внешнеторговых мер) способствовало срабатывание эффекта «ловушки большой страны». Название эффекта и его описание были предложены учеными Института экономики Российской академии наук. Его смысл заключается в том, что Россия, являясь «большой экономикой» на мировых рынках отдельных товаров (топливно-энергетических, продовольственных, удобрений), могла оказывать воздействие на цены на этих рынках через изменения объемов поставок. В результате физические ограничения объемов поставок в 2022 году во многом были компенсированы ростом цен на товары российского экспорта. В результате экспорт российских товаров вырос в 2022 году, по данным платежного баланса, на 19,8%, а положительное сальдо текущего счета платежного баланса достигло рекордного значения в 238 миллиардов долларов. В 2023 году возможности проявления «ловушки большой страны» снизились в связи с модификацией санкционного режима (введением потолка цен на нефть) и действием иных внешних факторов, которые привели к снижению цен на энергоносители. В результате в январе — сентябре 2023 года по сравнению с аналогичным периодом 2022 года экспорт товаров сократился на 29,1%.

На 2024 год основным вызовом для российской экономики является либо сохранение траектории устойчивого экономического роста, либо снижение темпов роста и возвращение к модели с низкими темпами экономической динамики. Важную роль здесь играет проводимая государством экономическая политика. Денежно-кредитная политика уже начала ужесточаться в середине 2023 года, бюджетно-налоговая политика, согласно трехлетнему бюджетному плану, сохранит стимулирующую направленность в 2024 году, но уже в 2025–2026 годах планируется сворачивание бюджетных стимулов. Основными рисками для российской экономики являются ограничения для внешней торговли (как прямые, например на поставку инвестиционного оборудования, так и косвенные, в частности связанные с внешнеторговыми расчетами). А также сохраняющийся высокий уровень неопределенности, сдерживающий частные инвестиции в экономике; ужесточившиеся условия кредитования, в том числе льготного ипотечного, поддерживавшего до сих пор строительную отрасль.

Тенденции в мировой экономике

Мировая экономика за последние два года также испытала существенные изменения. Все чаще применительно к тенденциям ее развития употребляется термин «фрагментация», подразумевающий сбои в процессе глобализации. Первые подобные сбои были отмечены после мирового экономического и финансового кризиса 2007–2009 годов. Но особенно явно тенденции фрагментации начали проявляться после начала торговой войны между США и Китаем в 2018 году, глобального экономического и финансового кризиса, связанного с распространением пандемии COVID-19 в 2020 году и введения беспрецедентных санкций в отношении России в 2022 году. Как можно заметить, фрагментация связана с развитием протекционизма в регулировании международных экономических отношений в виде торговых ограничений, санкций и так далее.

После глобального кризиса 2020 года, оказавшего наибольшее воздействие на экономическую динамику среди потрясений XXI века, и последовавшего восстановления мировой экономики в 2021 году она начала выходить на новую траекторию экономической динамики в 2022–2023 годах. Следует отметить, что в этот период среднегодовые темпы прироста мирового ВВП были ниже, чем в другие периоды, не отмеченные воздействием экономических кризисов. Так, в 2000–2006 годах эти темпы составили 4,3%, в 2011–2019 годах — 3,5%, тогда как в 2022–2023 годах — 3,2%. Негативное влияние на динамику мировой экономики в эти годы оказывали распространявшиеся процессы фрагментации, последствия потрясений на мировых товарных рынках в 2022 году. В том числе увеличение темпов глобальной инфляции и реакция на нее со стороны экономической политики.

Повышенные темпы инфляции остаются значимой проблемой для мировой экономики. Инфляция ускорилась после окончания глобального экономического кризиса 2020 года. Это было связано с проведением сверхстимулирующей денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики ведущими развитыми странами во время кризиса, а также в связи с потрясениями на мировых товарных рынках в 2022 году. В этот год инфляция достигла пика на уровне 8,7%. А в 2023-м, по предварительным данным, темпы глобальной инфляции снизились до 6,8%. Однако это произошло за счет резкого ужесточения денежно-кредитной политики в 2022–2023 годах, оказавшего сдерживающее воздействие на экономический рост. Темпы экономического роста в развитых странах снизились до 2,6% в 2022-м и 1,6% в 2023 годах.

Международный валютный фонд прогнозирует рост мировой экономики в 2024 году на 3,1% (на таком же уровне, как и в 2023 году), а исследователи ООН — на 2,4% (снижение на 0,3 процентного пункта по сравнению с 2023 годом). Свою роль здесь играет сохранение жесткой денежно-кредитной политики, прогнозируемое по крайней мере до середины 2024 года. В 2025 году ожидается уже некоторое ускорение глобальной экономической динамики.

Прогнозируется замедление экономического роста в Китае в 2024 году до 4,6% (с 5,2% в 2023 году), а также в США (с 2,5 до 2,1% за тот же период) — двух основных локомотивах мировой экономики. При этом ускорение экономического роста в 2024 году ожидается в еврозоне, Канаде, на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и в странах Африки южнее Сахары. Тем не менее основным фактором риска для экономической динамики в мире, на наш взгляд, является возможное дальнейшее распространение процессов фрагментации под воздействием усиления геополитического давления.

Сохраняются проблемы и в развитии мировой экономики. В частности, речь идет о глобальной долговой проблеме. В 2020 году был достигнут максимальный уровень долга в мировой экономике по отношению к ВВП, когда, по данным Института международных финансов, этим показателем была превышена отметка в 360%. Хотя в 2021–2022 годах общий уровень долга по отношению к ВВП снижался, начиная с 2022 года под воздействием увеличивающихся процентных ставок стала расти стоимость обслуживания долга. А в 2023 году возобновился общий рост долгового бремени, которое, по данным того же института, достигло 336% мирового ВВП во втором квартале 2023 года. Долговая проблема в краткосрочном плане представляет серьезную угрозу для отдельных стран с относительно низким уровнем доходов и высоким уровнем задолженности. Однако в средне- и долгосрочном плане основные риски исходят от ведущих развитых стран (Японии, США, Италии), а также Китая, накопивших значительную часть совокупного мирового долга.

Российская экономика в текущих условиях значительно сократила свои связи с мировой экономикой, поскольку оказалась фактически отрезанной от мировой финансовой системы, а внешняя торговля уже играет менее значимую роль в динамике ВВП. Тем не менее экономическая динамика, особенно в странах — новых экономических партнерах России, важна с точки зрения воздействия на спрос на российский экспорт. Мы видим, что у значимых торговых партнеров России в 2024 году ожидается замедление экономического роста. В 2024 году также прогнозируется продолжение снижения цен на нефть на мировых рынках, хотя и меньшими темпами по сравнению с 2023 годом.

Бюджетно-налоговая политика

Как уже отмечалось выше, важную роль в стимулировании экономической активности в России в 2022–2023 годах сыграли меры бюджетно-налоговой политики, в первую очередь государственные расходы. Это стимулирование шло по нескольким направлениям: через расходы на инвестиции, на социальную поддержку населения и через государственные закупки. Расходы всех бюджетов бюджетной системы (с учетом межбюджетных трансфертов) — это своеобразный валовый показатель всех бюджетных расходов в экономике. В 2022 году они увеличились на 17,3% в номинальном выражении (3,5% в реальном выражении), а в 2023 году должны были, по сентябрьскому плану Минфина, вырасти на 11,8% в номинальном выражении (5,9% в реальном выражении исходя из фактического среднегодового темпа инфляции в 2023 году). В результате расходы бюджетов по отношению к ВВП должны были вырасти с 34,8% в 2021 году до 37,2% в 2023 году.

В 2024 году ожидается дальнейший рост номинальных расходов бюджетов на 11,5%, что в случае снижения темпов инфляции должно дать больший прирост в реальном выражении, чем в 2022 и 2023 годах. Однако уже в 2025–2026 годах планируется сворачивание стимулирования экономики по линии бюджетно-налоговой политики: в 2025 году сокращение расходов бюджетов на 0,3%, а в 2026 году — их рост лишь на 4,8%. Как следствие, отношение расходов бюджетов к ВВП, достигнув пика в 38,2% в 2024 году, снизится до 35,5% в 2026 году.

При этом в Основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2024 год и плановый период 2025 и 2026 годов обозначены четыре приоритета на этот период: 1) социальная поддержка нуждающихся граждан; 2) укрепление обороноспособности страны; 3) интеграция новых регионов; 4) технологическое развитие и поддержка инфраструктуры. Очевидно, что по крайней мере решение двух последних задач — дело не краткосрочной, а как минимум среднесрочной перспективы и, соответственно, требует продолжения государственной финансовой поддержки. В противном случае существует большая вероятность замедления роста российской экономики и возвращения в «ловушку низких темпов роста» при медленной и стихийной структурной перестройке.

Вместе с тем Министерство финансов сталкивается с усиливающимися финансовыми ограничениями. В период 2024–2026 годов, хотя и прогнозируется продолжение номинального роста доходов бюджетов бюджетной системы, показатель их отношения к ВВП снизится с 37,1% в 2024 году до 34,8% в 2026 году. В то же время планируется, что общий дефицит бюджетов бюджетной системы в 2025–2026 годах не будет превышать 1% ВВП. Подобные показатели были бы обоснованными в условиях стабильно функционирующей экономики, но не экономики, совершающей структурную перестройку и интеграцию новых территорий в ситуации масштабных внешних шоков.

Разумеется, существуют риски достижения плановых показателей по доходам в условиях нестабильной внешнеэкономической конъюнктуры, в частности меняющихся цен на нефть. Так, если в 2022 году возросшие цены на нефть позволили бюджету получить дополнительные нефтегазовые доходы, то в 2023 году при снижении цен нефтегазовые доходы резко снизились (за январь — сентябрь 2023 года на 40% по сравнению с аналогичным периодом 2022 года). Минфин прогнозирует рост экспортной цены российской нефти в 2024 году на 12,4%, тогда как МВФ ожидает снижения мировых цен на нефть на 2,3%, что представляется весьма вероятным в условиях сохранения темпов роста мировой экономики на уровне 2023 года. В то же время существует резерв повышения доходов, имеющий отношение к перестройке налоговой системы России, которая направлена на повышение доли налогов, связанных с внутренней экономикой, что актуально в условиях санкционных ограничений.

Еще одним ограничителем для бюджетно-налоговой политики выступает уровень долга. Неоднократно отмечалось, что Россия характеризуется крайне низким уровнем государственного долга в условиях отмеченной выше значительной долговой нагрузки в мировой экономике. По оценке МВФ, в 2023 году валовой государственный долг России достигнет 21,2% ВВП. При этом Минфин планирует финансировать дефицит бюджета в 2024–2026 годах главным образом за счет заимствований на внутреннем рынке. В условиях возросшей доходности российских государственных ценных бумаг в силу повышения уровня неопределенности под воздействием санкций, а также повышения ключевой ставки Банком России издержки обслуживания государственного долга в 2022–2023 годах существенно выросли.

На наш взгляд, перспективным направлением стимулирования экономики с применением мер и бюджетно-налоговой, и денежно-кредитной, и промышленной политики в условиях существующих ограничений может стать повышение эффективности и докапитализация за счет бюджета существующей системы институтов развития. Она может дать значительный импульс для структурной перестройки экономики с привлечением не только бюджетного финансирования, но и средств с финансовых рынков.

Поделиться
Продолжается редакционная
подписка на 2024 год
Подпишись выгодно