XV Всероссийская Конференция
«Местные бюджеты в современных условиях»
июня 2022 года
Регистрация
Версия для печати 4871 Материалы по теме
Поскольку экономика не растет, как правительство ожидало раньше, финансировать повышенные обязательства государства придется гражданам и бизнесу
Интервью. Антон Силуанов ответил на вопросы «Ведомостей»

Впервые с 2000 г. правительство обсуждает серьезное повышение налоговой нагрузки на бизнес и население. С 2015 г. возможно введение налога с продаж, с 2016 г. — плоской шкалы при уплате страховых взносов в фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС). После президентских выборов в 2018 г. могут вырасти ставки НДС и НДФЛ. И хотя решения о повышении налогов пока нет, оно, судя по всему, неизбежно — как следует из интервью министра финансов Антона Силуанова «Ведомостям», кардинально сокращать расходы правительство не готово. Портал Bujet.ru приводит выдержки ответов главы Минфина.

— Когда экономика фактически на нуле, повышение налогов ей вредит еще больше. Почему тогда вы это предлагаете?

— Все страны, которые сталкиваются с бюджетными трудностями, идут по одним и тем же направлениям: сокращение расходов, увеличение доходных источников, в том числе за счет продажи имущества. У нас тоже сейчас нелегкие времена. Мы набрали высокие темпы роста расходов, в первую очередь за счет повышения зарплат бюджетников и оборонных расходов, которые прирастают ежегодно. Значительный объем средств направляется на обеспечение сбалансированности Пенсионного фонда (ПФР). Пенсионная реформа не завершена, объем субсидий и дотаций ПФР в 2015 г. составит около 3 трлн руб. при общем размере федерального бюджета в 15 трлн руб. Изначально мы задумывали выход пенсионной системы на самодостаточность, а она в нынешнем состоянии дефицитна. В этих условиях мы подготовили предложения по сокращению расходов, это самая главная задача: постоянное увеличение расходных обязательств не может продолжаться бесконечно, надо остановиться и начать работу по повышению эффективности бюджетных ассигнований.

Мы рассматриваем и второе направление — возможности увеличения доходов. Во-первых, увеличение сборов, в том числе за счет лучшего администрирования. У нас по НДС собираемость 94%, мы себе ставим задачу довести ее в предстоящую трехлетку до 98%. Во-вторых, предложено уравнять налогообложение доходов от дивидендов и зарплат. Повышение налога на дивиденды, кстати, не наша идея — она позаимствована у депутатов, которые говорят о справедливости налогообложения: почему бюджетники, низкооплачиваемые граждане платят налог с доходов 13%, а коммерсанты, которые основной доход получают с вложений в инвестиционные инструменты, — всего 9%? Предложен и ряд других налоговых новаций, повышающих сбалансированность бюджетной системы.

— В отношении взносов в ФОМС тоже уравнительная логика?

— Бюджет ФОМС сейчас сбалансирован, но его расходные обязательства быстро растут. Без принятия решений по наполнению фонда начиная с 2017 г. нынешних доходов для финансирования ФОМС уже не хватит, так как будет повышаться оплата труда медработников, будет расти качество, а следовательно, и стоимость медицинских услуг. Кстати, в законе о ФОМС есть запись, что этот фонд должен финансировать все свои обязательства в пределах поступающих доходов, т. е. быть самодостаточным. Это касается и фонда соцстрахования. Только для ПФР такого не предусмотрено. Поэтому какие есть альтернативы: либо сокращать объемы медуслуг, т. е. увеличивать очередь на их ожидание, либо искать допдоходы. Поэтому рассматривается возможность установления плоской шкалы для начисления страховых взносов в ФОМС. Сейчас этот взнос [5,1%] взимается с заработков до 624 000 руб. в год, потом [при превышении этого уровня накопительным итогом] — ноль. И получается, что с больших зарплат — свыше 624 000 руб. в год — отчисления не производятся.

— В ПФР с зарплат более 52 000 руб. в месяц работодатели уже платят дополнительные 10%, взносы в фонд соцстраха платятся с установленной базы, для ФОМС эта база расширяется на весь фонд оплаты труда полностью. Получается, что у каждого из трех страховых взносов будет своя судьба? Не собираетесь ли их унифицировать — например, взимать все три взноса со всех зарплат, как в ФОМС?

— Не собираемся. Мы хотим выполнять норму закона, согласно которой ФОМС должен быть самодостаточным. Никому, конечно, не хочется увеличивать налоговую нагрузку. Но, с другой стороны, мы предоставляем и налоговые послабления. Например, по Дальнему Востоку, для нефтянки вводятся преференции при реализации налогового маневра. В следующем году мы должны были иметь допдоходы от повышения экспортной пошлины на мазут, а их не будет. Модернизация нефтеперерабатывающих отраслей должна привести к тому, что из нефти должно вырабатываться больше бензина и меньше мазута, но этого не произошло, нефтяная отрасль не подготовилась...

— То есть, если бы не ситуация с нефтянкой, вы бы не предлагали повысить отчисления в ФОМС? Но это же разные бюджеты.

— Одно решение об отказе от принятого еще в 2011 г. повышения экспортной пошлины на мазут до 100% уменьшает доходы на 300 млрд руб. в 2015 г. Огромная сумма. Конечно, это разные бюджеты, но бюджетная система работает по принципу сообщающихся сосудов. Решение по ФОМС позволит высвободить ресурс для других расходов по здравоохранению, запланированных в федеральном бюджете.

— Если все так быстро меняется, в чем смысл начинать сейчас дискуссию о повышении НДФЛ, НДС с 2019 г.? Они могут быть повышены раньше?

— НДФЛ полностью идет в регионы, распределяясь между региональными и местными бюджетами. Мы видим, что ситуация с бюджетами регионов особенно острая. Регионы сегодня 38% своих расходов тратят на зарплату. Буквально 3-4 года назад это было на 10 процентных пунктов меньше. Соответственно, сокращаются инвестиционные расходы. Если сейчас не среагировать, дальше мы можем довести ситуацию до банкротства регионов, придется вводить временную администрацию, принимать экстренные антикризисные меры. Этого допускать нельзя.

— Признали бы, что обещания невыполнимы.

— Нельзя отказываться от принятых социально важных обязательств. Поэтому мы ищем возможность наполнить бюджеты регионов ресурсами. Рассматриваются разные предложения: от введения налога с продаж — это порядка 200 млрд руб. — до повышения на 1-2% ставки НДФЛ или введения прогрессивной шкалы. Пока это предложения, которые прорабатываются, но все равно нужно определяться до осени, с тем чтобы принять решения до конца года.

— Прогрессия может быть введена до 2018 г.?

— Нет, мы говорили, что до 2018 г. она вводиться не будет. Во всяком случае на сегодняшний момент окончательных решений по НДС и НДФЛ нет. Хотя, на мой взгляд, можно было бы подумать и об унификации ставки НДС. Есть целый ряд товаров, подпадающих под льготную ставку в 10%, в основном это продовольственные товары, при этом достаточно много лазеек для ухода от налогов, поскольку товарные группы, облагаемые по ставке 10 и 18%, пересекаются....

— Вы просчитывали добавку к инфляции от введения налога с продаж?

— Не думаю, что больше 1%.

— Вы не считаете, что тем самым нивелируется часть эффекта от того же повышения зарплат бюджетникам? И что ваши обязательства оплатят работники рыночного сектора, где зарплаты почти не растут?

— Давайте посмотрим, насколько мы повысили зарплату и насколько растут цены. Индекс потребительских цен в этом году будет около 6%. А заработные платы вырастут более высокими темпами, например, по бюджетникам — на 15-20%. То есть в реальном выражении рост зарплат все равно будет высоким.

— Вы хотите сказать, что в таком случае цены могут расти и побыстрее?

— Я хочу сказать, что возможная добавка к цене при увеличении НДС или введении налога с продаж будет значительно ниже, чем рост зарплат. Не надо забывать и то обстоятельство, что у нас зарплаты вышли на такой уровень, что мы становимся неконкурентоспособными по сравнению с соседями. У Казахстана и Белоруссии меньше зарплаты и ниже налоговая нагрузка. Хорошо это или плохо? С одной стороны, хорошо, что наши люди имеют большие зарплаты, могут больше тратить, делать накопления, что тоже стимулирует рост экономики, и, самое главное, что наш уровень жизни выше, чем у соседей, — собственно, это одна из основных задач государства. С другой — важно, чтобы одновременно с зарплатами росла производительность труда...

Полный текст интервью

Поделиться