XV Всероссийская Конференция
«Местные бюджеты в современных условиях»
июня 2022 года
Регистрация
Версия для печати 2222 Материалы по теме
В ловушке среднего дохода

В 2018 году произошел ряд экономических событий, которые невозможно игнорировать. Это публикация нового стратегического майского указа Президента России, новости о регулировании криптовалют, изменение общих экономических трендов, план по дедолларизации экономики и многое другое. О том, как можно характеризовать тренды экономического развития России в последний год, о потенциальном влиянии блокчейна на государственные финансы и о том, чего следует ожидать от дедолларизации, «Бюджет» поговорил с профессором Российской экономической школы, директором программ «Финансы, инвестиции, банки», «Мастер наук по финансам», PhD Олегом Константиновичем ШИБАНОВЫМ.

— В течение последних нескольких лет российская экономика демонстрировала разнонаправленные тенденции. В 2014–2015 годах было падение, сменившееся восстановительным ростом и импортозамещением в ряде отраслей. Экспертные оценки дальнейших перспектив экономики разнятся. Как бы вы охарактеризовали текущий тренд?

— Сейчас нашу экономику характеризуют низкие темпы роста. Это не является нестандартным для стран, схожих с Россией по ВВП на душу населения, — «ловушка среднего дохода», или скорее «возврат к среднему росту» случался у многих стран.

Почему это проблема? Мы отстаем от мировых трендов. Если мировая экономика растет на 3–4 процента в год, то для России показатель составляет 1,5–2 процента. Мы теряем свои ниши на рынках, не можем встроиться в цепочки разделения труда и не решаем задачи развития экспортных каналов. Если текущие тренды будут сохраняться несколько лет, наша экономика будет менее конкурентной и, возможно, мы начнем отставать технологически.

Именно поэтому важны меры «прямо сейчас», направленные на рост. К слову, на это нацелены майские указы — 2018.

— Насколько, на ваш взгляд, достижимы цели, заложенные в указах? Ведь они достаточно амбициозные: это высокие темпы роста как производительности труда (на пять процентов в год в ведущих отраслях), так и экономики в целом. При этом запланирована низкая инфляция.

— Цели и должны быть амбициозными, только так мы можем попробовать преодолеть накапливающееся отставание в росте. Сначала я хочу сказать об инфляции. Вполне вероятно, что мы будем находиться в разумных пределах: около четырех процентов в год — Банк России показал, что способен удерживать рост цен под контролем. С ВВП и производительностью труда несколько сложнее — они сильно зависят от инвестиций, цифровизации производства и управления, а также от человеческого капитала, накапливающегося в экономике. Здесь требуются усилия всех сторон, включая бизнес, государство и работников.

Примеры подобного перелома тенденций в производительности и росте уже были в истории. Один из них — Южная Корея, которая в 1990-е смогла перейти от экстенсивного развития (инвестиций в основной капитал) к более креативной экономике с высокой долей инноваций. Сейчас прекрасно сделанные конечные продукты из этой страны конкурируют на мировом рынке. Мы можем учиться на таких примерах, нам немного легче.

— Реально ли для России войти в пятерку крупнейших экономик мира, как планирует правительство? Для этого нужно обогнать Германию — сейчас Россия на шестом месте.

— Это серьезная задача. Сложность в том, что мы несколько отстали за 2015–2016 кризисные годы, и нас начинает догонять пока что седьмая Индонезия. Кроме того, мы много торгуем с Евросоюзом, одним из важнейших драйверов которого является Германия. Это значит, что если рост экономики ФРГ замедлится, то и нам будет сложнее продавать наши товары и услуги. Поэтому придется очень быстро бежать вперед, делая для роста все возможное.

— В связи с этим как вы оцениваете влияние на экономику повышения НДС? Известно, что повышение налогов может иметь как негативный, так и позитивный эффект для роста — в зависимости от того, как государство тратит налоги и удается ли ему сделать их инструментом для реализации масштабных проектов.

— Этот вопрос также требует изучения нюансов. В целом майские указы — 2018 задают как раз те направления, которые могут дать большой мультипликативный эффект: это инфраструктура, цифровая экономика, образование и медицина. Поэтому повышение НДС, которое должно остаться одноразовым решением, может привести к улучшению качества всех доступных услуг. Как результат, мера может стимулировать экономический рост. В то же время нужно быть осторожными в оценках: пока есть только паспорта направлений национальных проектов, сколько внимания и усилий потребует их реализация — непонятно.

— Давайте от макроэкономики перейдем к одной из главных финансовых тем последних лет — криптовалютам. Вы говорили, что они не являются угрозой центральным банкам (вопреки тому, что предсказывают многие энтузиасты этих валют), но могут быть использованы самими регуляторами для улучшения финансовой сферы.

— Да, важны не столько сами уже существующие криптовалюты, сколько технология, на которой они работают, — блокчейн. Это метод работы с базами данных, в рамках которой информация синхронизируется сразу во всех узлах сети. Его использование в работе с финансовыми рынками, коммерческими банками и даже простыми гражданами способно изменить облик финансового сектора.

Я приведу два неочевидных примера. Сейчас коммерческие банки рассчитываются между собой через центральный банк страны. Это подразумевает некоторые паузы в согласовании платежей. Даже внутри одной корпорации могут возникать задержки при расчетах между юридически разными подразделениями. Блокчейн позволит избавиться от этой потери времени.

Второе — расчеты на финансовых рынках. Часто акции или облигации после покупки не могут быть поставлены новому владельцу в тот же день. Эти сроки также можно сократить при более быстрой синхронизации с по­мощью технологии блокчейн.

Что касается применения криптовалют регуляторами напрямую, то есть два канала, через которые центральные банки могут влиять на их развитие и использовать себе на благо. Первый — выпуск своих валют, например крипторублей. В таком случае граждане получат возможность держать счета в самом ЦБ, что невозможно сделать с традиционными валютами. Такой шаг, с некоторыми допущениями, позволил бы проводить более эффективную денежно-кредитную политику. Второе направление — это регулирование или, напротив, дерегулирование уже существующих криптовалют, например того же биткоина.

— Смогут ли криптовалюты трансформировать государственные функции и государственные услуги? Как они могут быть использованы?

— Те, которые мы имеем сейчас, на мой взгляд, никак нельзя использовать. Они занимают довольно узкий сегмент рынка, применимы далеко не во всех операциях и их использует очень ограниченный круг организаций. Кроме того, их не контролируют центральные банки, и, как следствие, непонятно, как на такой инфраструктуре можно построить что-либо.

Поделиться